Category: литература

социализм, демократия, права человека

Фортинбрас - король

(подражание Стоппарду)

"В общей для всех индоевропейцев (и, вероятно, не только для них) системе воспитания и перехода из одного социально-возрастного класса в другой, всякий мужчина непременно должен был пройти своеобразную "волчью" или "собачью" стадию. Эта стадия имела откровенно инициационный характер и результатом её прохождения становилось резкое повышение социального статуса, включавшее, очевидно, право на брак, на зачатие детей и на самостоятельную хозяйственную деятельность - то есть на деятельность прокреативную и созидательную - а также, что существенно важно в нашем случае, право на ношение оружия в черте поселения, а не только за его пределами" проф. Михайлин "Русский мат как мужской обсценный код: проблема происхождения и эволюции статуса"


Фортинбрас: Итак, Гамлет как и я - сирота, мы сиротки... Гамлет, ты будешь владеть всем, что должно было принадлежать мне по высшему праву королей — праву рождения. Мой безрассудный отец вызвал твоего на поединок , поставив на кон королевство, и проиграл... Теперь ты будешь носить две короны вместо одной, не тесно ли им на твоей слишком виттенбергской башке?

Collapse )
социализм, демократия, права человека

Консервативная революция - Штауффенберг и Георге?

Полковник Клаус фон Штауфенберг, человек, который сыграл важную роль в подготовке заговора против Гитлера, выступал против нацизма, за скорейшее окончание войны, 20 июля 1944 лично совершил покушение на Гитлера, оставив во время совещания в зале картографического барака, где в тот момент присутствовал фюрер, портфель с бомбой. Только чистая случайность спасла в тот день Гитлера от заслуженной смерти.
В формировании личности Клауса фон Штауффенбенрга заметную роль сыграл немецкий поэт начала 20-го века – Стефан Георге.
В 1923 г. братья Штауфенберг познакомились и вошли в кружок поэта Стефана Георге. Как утверждают, группа, сложившаяся вокруг Штауфенберга в 1943 г. – 1944 г. именовалась по названию стихотворения Георге из сборника «Новый Рейх» «Тайна», или «Тайная Германия».
«Стефан Георге осуждал буржуазное искусство, а вместе с ним и всю окружающую действительность, которую он воспринимал как разложившуюся. «Поэзия, - анализирует взгляды Георге на искусство грейфсвальдский литературовед Бруно Маркварт, - не терпит подле себя никаких иных богов, а прежде всего политики. Художественно-образное сознательно стремится быть свободным от всякого мировоззрения: «Всё государственное и общественное исключается». Подчеркнуто отвергаются «попытки улучшить мир и мечты осчастливить всех», в которых, исходя из натуралистического мировоззрения, некоторые видят «зародыш всего нового». Пусть подобные утопии могут быть «весьма прекрасными», но лежат они в другой области «нежели поэзия»… К тому же «деяние отдельной личности» стало считаться «бесплодным» для конечного эффекта: ведь никогда ещё «диктатура масс» не играла такой решающей роли, как ныне. И хотя допускается, что «иногда мыслима» такая ситуация, при которой надо взяться за меч и художнику…прежде всего высказывается высокомерное мнение, что он стоит «над всеми этими мировыми, государственными и общественными переворотами (так!)… подобно хранителю вечного огня»».
«Георге и его кружок, несомненно принадлежали к тому течению, которое Гуго фон Гофмансталь и другие называли «консервативной революцией».
К. Финкер, Заговор 20 июля 1944 г. Дело полковника Штауффенберга.
Линию Георге можно продолжить и тогда мы обнаружим в истоках формирования братьев Штауффенберг другого великого немецкого поэта Гёльдерлина!
Очевидно, что нарисованный усилиями Георге идеальный рейх, который, собственно, и был очередным изданием столь порицаемых им утопий, не мог не войти в противоречие с грязной действительностью третьего рейха. Возможно, что это оказало влияние на позицию братьев Штауффенберг, особенно Клауса!
О социально-политических взглядах Штауфенберга можно получить представление из материалов допроса попавшего в югославский плен члена специальной команды гестапо «20 июля» оберштурмбанфюрера д-р Георг Кизеля, где приводится его отзыв о группе Мольтке - Штауффенберга: «Связь христианства с коммунизмом служила для них важной основой восстановления Германской империи». Штауффенберг был готов сотрудничать и сотрудничал со всеми существовавшими на тот момент антифашистскими силами, по его мнению должен был бы быть создан Отечественный фронт, он полагал что после свержения Гитлера особенно необходимо повести борьбу против его идейного наследия.