Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

социализм, демократия, права человека

Изуверы советской армии

Оригинал взят у oleg_leusenko в Изуверы советской армии
Из всех стран и народов, участвовавших во Второй Мировой войне, немцы наиболее ответственно подходили к сексуальному обслуживанию своих солдат.
А советские солдаты?


Предлагаю ознакомиться с документами, тщательно подобранными в материале Зверства освободителей. ЗВЕРСТВА СОВЕТСКОЙ АРМИИ В ЕВРОПЕ., которые открывают истинное лицо «освободителей». Стиль, орфография, оценочные суждения – авторские:

Мы не имеем никакого морального права чествовать армию, которая полностью себя обесчестила тотальными изнасилованиями детей на глазах их родителей, массовыми убийствами и истязаниями безвинных гражданских лиц, грабежом и узаконенным мародерством.

Зверства Красной Армии
topsecretz.net

Зверствами над населением (изнасилованиями и истязаниями с последующим убийством мирных граждан) «освободители» стали заниматься еще в Крыму. Так, командующий 4-м Украинским фронтом генерал армии Петров в приказе №074 от 8 июня 1944 г. заклеймил «возмутительные выходки» военнослужащих своего фронта на советской территории Крыма, «доходящие даже до вооруженных ограблений и убийства местных жителей».

В Западной Беларуси и Западной Украине зверства «освободителей» нарастали, еще более – в странах Прибалтики, в Венгрии, Болгарии, Румынии и Югославии, где акты насилия против местного населения приняли ужасающие масштабы. Но полный террор наступил на территории Польши. Там начались массовые изнасилования польских женщин и девочек, а руководство войсками, которое негативно относилось к полякам, закрывало на это глаза.

Поэтому абсолютно нельзя объяснять эти зверства «местью немцам за оккупацию». Поляки в этой оккупации не участвовали, но их насиловали почти в той же степени, как и немцев. Посему объяснение надо искать в другом. Collapse )

социализм, демократия, права человека

несколько фактов из жизни святого мученика Николая II

Министерство  внутренних  дел представило  ему доклад  о  забастовочном движении  в промышленных  центрах страны. В  докладе указано, где и  сколько стачек  сорвано с помощью штрейкбрехеров,  сколько  подавлено силой. Николай надписывает: "И впредь действовать без послаблений". Владимирский губернатор сообщает  о  волнениях  в  рабочих районах,  просит  разрешения организовать фабричную полицию "с  определением  ее  численного состава  сообразно  числу рабочих".   Царь  пишет  резолюцию:  "Скорейшее  создание  такой  полиции  - настоятельная необходимость". (Последние два слова им подчеркнуты).

     Командующий  Киевским   военным  округом  доносит,   что  революционные настроения рабочих передаются солдатам; соприкосновение войск с  населением, считает он,  грозит  армии  разложением. Предлагает:  оградить гарнизоны  от населения, для  чего построить  вокруг казарм высокие  дощатые  заборы. Царь пишет на полях: "Насчет ограждения правильно. Истина безусловная".

 Забор хорош, но розги - лучше.
     По  действовавшему в империи "Положению о телесных наказаниях"  местный полицейский начальник мог по своему  усмотрению выпороть любого крестьянина. За  отмену  "Положения",  как  позорного,  выступил  Государственный  совет. Получив отчет  о  дискуссии в совете,  Николай ставит на нем надпись: "Когда захочу, тогда отменю".  Петербургский   градоначальник    предлагает:   наиболее   "строптивых" стачечников в административном порядке приговаривать к заключению в "рабочие дома  с особо  строгим  режимом". То есть рекомендует еще  одну внесудебную, полицейскую форму принудительного труда. Резолюция царя  на докладной:  "Да, или  розги, как  сделано в  Дании".  (Он не  раз  ездил  в Данию  в гости  к родителям   матери;  из   тамошних достопримечательностей   ему   особенно запечатлелось, что наказывают розгами). Херсонский  губернатор в годовом отчете сообщает, что учащаются  случаи "правонарушений" в рабочих районах. На полях резолюция царя:"Розги!" Вологодский губернатор в годовом отчете сообщает, что в рабочих районах его  подчиненные практикуют  аресты участников "эксцессов" и заключение их в "рабочие  дома", где они принуждаются "отрабатывать своим трудом причиненные убытки". Царь ставит против этих строк помету: "Да - после розог".
    
Пороть - хорошо, но вешать - лучше.
     Дальневосточное  командование  сообщает в  Петербург,  будто из  центра страны  прибыли в  армию  "анархисты-агитаторы"  с  целью  разложить ее.  Не интересуясь  ни следствием или судом,  ни даже простым подтверждением факта, царь фактически приказывает: "Задержанных повесить" (1).

Вешать хорошо, но можно и расстреливать.
     В  Государственной  думе  (второй)  бурно обсуждается  случай расстрела заключенных в Рижской тюрьме. По требованию царя министерство внутренних дел представляет ему докладную - что произошло. Против  того места  записки, где изложены подробности, когда и кто стрелял в узников, Николай делает  помету: "Молодцы конвойные! Не растерялись!"
     Прочитал  донесение  московских  властей  об  исходе  боев  на  Пресне. Отмечает в дневнике: "В Москве,  слава богу, мятеж  подавлен  силой  оружия" (2).
     Ярославский губернатор рапортует, что при  подавлении  волнений офицеры Фанагорийского  полка приказали солдатам  стрелять в  толпу  бастующих. Есть убитые   и   раненые.   Николай   пишет   на   рапорте:   "Царское   спасибо молодцам-фанагорийцам".
     Витте  докладывает о  "переизбытке усердия" капитан-лейтенанта Рихтера, командующего карательной экспедицией в прибалтийских губерниях. Его жандармы порют поголовно  крестьян,  расстреливают  без  суда и  следствия,  выжигают деревни. Следует высочайшая резолюция на записке: "Ай да молодец!" (3). 
    На докладе  уфимского губернатора о расстреле рабочей  демонстрации и о гибели  под пулями  нескольких  десятков человек Николай надписывает: "Жаль, что мало" (4).
     Генерал  Казбек  на   личном  приеме  докладывает   царю,  что  солдаты владикавказского гарнизона  вышли  на  улицу  с красным  знаменем,  но  ему, коменданту  Владикавказа,  удалось демонстрацию сорвать,  а  солдат увести в казармы  без  кровопролития. Как  вспоминал потом генерал,  Николай  остался недоволен его докладом и, выпроваживая его из кабинета, назидательно сказал: "Следовало, следовало пострелять"... (5)

Можно стрелять, не худо и топить. 
    Во  время  доклада Витте о положении в стране царь  подошел  к  окну и, глядя на Неву, сказал: "Вот бы  взять  всех этих революционеров да утопить в заливе".

Хорошо бы утопить, но неплохо бы и сжечь.
     В  здании  городского  театра  в  Томске  идет  митинг  демократической общественности. Извещенный охранкой,  губернатор Азанчевский-Азанчеев  велит полиции и черной  сотне оцепить театр и поджечь его. Погибла тысяча человек. Губернатор любуется пожарищем  с балкона своего дома, а архиепископ (будущий московский   митрополит)  Макарий   с   соборной   паперти   объявляет  свое благословение   поджигателям.  Тот   и   другой   получили   из   Петербурга благодарность и "царский поцелуй".
    
"Дватцать три ступени вниз"
М.К. Касвинов

социализм, демократия, права человека

Акция протеста против призыва в Промышленном военкомате Самары

10 апреля 2006 г. активисты Самарского отделения НБП осуществили акцию
протеста против призыва в армию. В военном комиссариате Промышленного
района г. Самара семь человек поднялись на козырек здания и вывесили
банер - "Министра Иванова - рядовым в Чечню". Двое участников акции
были задержаны, это Елена Кузнецова и Дарья Исаева. В настоящий момент
задержанные находятся в РУВД Промышленного района г. Самары, т. (846)
951-72-32
социализм, демократия, права человека

Долой призывное рабство!

Право на достоинство

Права человека имеют абсолютную природу поскольку, проистекают непосредственно из духовно-нравственной природы человека.

Нарушение прав человека есть преступление против человеческой природы. Если предположить, что существует некое пространство в рамках, которого попрание прав человека есть норма, то такое пространство можно обозначить как пространство преступления. К числу таковых пространств относятся ряд институтов, которые многие полагают основой российского государства. Бесспорно, в первую очередь к ним относятся вооруженные силы.
Известны многочисленные факты, которые свидетельствуют о том, что попрание человеческого достоинства, угроза жизни, пытки и бесчеловечное отношение являются нормой в вооруженных силах России. Многолетние попытки наладить общественный контроль за состоянием дел в области соблюдения прав человека в армии не увенчались успехом. Не смотря на многочисленные протесты правозащитников, никакого улучшения в этой области не произошло.
Напрашивается вывод, что соблюдение прав и свобод человека, гарантированных Всеобщей декларацией прав человека и конституцией РФ в призывной армии невозможно, именно в силу недобровольности принципа её комплектования, ибо там, где имеет место быть принуждение, там всегда есть место произволу. Семнадцатая статья конституции РФ признает и гарантирует права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, в том числе гарантируется достоинство личности, гарантируется, что никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Принудительный призыв в армию уже насилие. Не говоря о том, что пытки, побои, издевательства, унижения, попрания человеческого достоинства есть синоним того, что почти официально вошло в язык военщины, как тяготы и лишения военной службы.
Служба в армии по призыву - по существу первобытная инициация. Известно высказывание известного деятеля прошлого: «армия – школа жизни», неизвестно только, что он понимал под жизнью! Роль архетипа инициации в русском сознании всегда была очень велика, и только в новейшее время его роль начала отходить на второй план, что с моей точки зрения свидетельствует о развитии самосознания.
Всеобщая воинская обязанность для системы является механизмом социализации, внедрения в глубины сознания и подсознания молодых мужчин таких «полезных» истин, как «командир всегда прав», «пусть безобразно, зато единообразно» и тому подобное. Всё это совершенно необходимо для воспроизводства социальной модели рабы-господа.
Если предположить, что ситуация развивается в рамках некоего общественного договора с одной стороны права и с другой обязанности, то возникает вопрос: что является основой соблюдения общественного договора со стороны граждан, исполнения обязанностей перед государством - обеспечение государством социальных прав или прав гражданских и политических?
Отвечу, высказав следующее утверждение, права человека существуют сами по себе и ни как не связаны с обязанностями по отношению к государству. Если предположить, что соблюдение человеком прав других людей, есть единственная обязанность, то вызывает сомнения обязательность обязанностей человека по отношению к государству.
Договор, если он подписан под принуждением, не добровольно, считается юридически ничтожным. Предположить, что человек добровольно делегировал часть своих прав государству в случае России смешно, ибо отношения человека и государства здесь всегда основывались на насилии, не исключение и конституция 93, тем более все внесенные в неё изменения. Отношения между человеком и государством в России всегда строились по принципу: маленький человек и большая власть.
Таким образом, можно говорить об узурпации прав человека государством. Декларируется, что акт передачи прав носит добровольный характер. Но всякий знает, что это не так. На самом деле, основа взаимодействия - насилие. Но насилие всегда было весьма распространено в России.
Список грубых нарушений прав человека в армии можно продолжать бесконечно, и каждый может сделать это самостоятельно.
Нельзя не упомянуть об аргументации тех сторонников призывной армии, которые сокрушаются по поводу утраты страной обороноспособности. Полагаю, здесь уместно заметить следующее: когда они говорят об обороноспособности и политике, нам следует говорить о праве. Ибо если речь идет о политике направленной на укрепление деспотии, то можно говорить только об изменении такой тиранической системы, ради обеспечения права.
Кроме того, существует масса ясных аргументов, говорящих о ненужности, бессмысленности призывной армии. Вот некоторые из них:
Первое, по размерам Россия значительно меньше СССР, но по количественному составу вооруженные силы отличаются незначительно.
Второе, Советская армия должна была угрожать нападением, у Российской армии, если верить заявлениям политического руководства, таких стремлений нет.
Третье, технология войны изменилась.
Четвертое, существующие сейчас в России вооруженные силы не предназначены для отражения внешней агрессии, они предназначены для использования в качестве жандармерии внутри собственной территории.
События последнего времени чеченская война, аварии и катастрофы показывают очевидно, что основным свойством армейских чиновников является некомпетентность и как следствие контрпродуктивность их действий. Реакция государства на контрпродуктивность действий - рост затрат на финансирование деятельности по достижению заявленной цели, а именно это и составляет непосредственный интерес заинтересованного ведомства. Таким образом, некомпетентность залог увеличения финансирования, которое можно рассматривать как корпоративную прибыль.
Бесстыдная ложь, про какие то задачи обороны может удовлетворить только профанов, на самом деле, основной целью военных является обеспечение собственных корпоративных и личных интересов.
Если перейти к обсуждению вопроса о вооруженной силе, которая хранит общество от вооруженных посягательств из вне, то хочется высказать соображение, которое я вижу главным для понимания пути вывода ситуации в приемлемое русло: без доброй воли нет морального духа, который отделяет ВОХРу от армии. Сейчас, когда говорят об армейской дисциплине, на самом деле речь идет о повиновении. Разница в добровольности одного и принудительности другого. С моей точки, зрения только военная дисциплина, осознанное поведение каждого вооруженного человека, может служить залогом соответствия действий вооруженных сил задачам обороны.
Подводя итог небольшой своей заметке, хочу сформулировать положение, которое я полагаю крайне важными для понимания моей позиции. Я против того, чтобы меня защищали восемнадцати-двадцати летние мальчишки, я против того, чтобы ради обеспечения моей безопасности кто-либо был вынужден находиться в античеловеческих условиях, подвергаться какому-либо принуждению. Я обойдусь.